Форма входа
 
 
 
Регистрация | Забыл пароль?
Категории
 
Снега вершин

 Ну вот и вершина,

 и стелется белая мгла,

 И синее небо вокруг распахнулось высоко,

Ну вот и вершина,

               забытые наши дела

Остались в долине

          и нас ожидают до срока.

 Шершавые скалы

             и яркая голубизна,

Высокие льды и ветра,

             что летят издалёка,

И вечную зиму

              здесь вечно сменяет весна,

И вечные истины этого родом истока.

 

Последние метры сквозь солнечную пургу.

Ну вот и вершина.

                        Кругом ледяные отвесы,

И яркая бабочка мерзнет на ярком снегу,

Сюда принесенная ветром из дальнего леса.

 

 ГОРА  СОФРУДЖУ

 На равнине я всем расскажу

Про сверканье снегов Софруджу!

 

Гладит утро прохладной рукою

Ограненные камни вершин,

И неровною грубой строкою

Гребень к синему небу пришит.

 

Свежий ветер в ладонях палаток,

Слабый шепот веревки и льда,

Да среди ледяных пилоток

Еле слышно журчит вода.

 

Небо, гребень, ползет веревка -

Друг идет - я за ним слежу.

Полыхает его ветровка

Алым флагом над Софруджу.

 

 АЛЬПИНИЗМ

 Спроси у сердца про путь к вершине –

Устанет сердце стучать рассказ...

 Что – альпинизм? Сражение с собой,

С усталостью и слабым духом,

Стук камня ловим напряженным слухом,

Играем в жмурки с собственной судьбой...

 Что – альпинизм? Сражение с горой,

Прикосновенье к холоду и мгле,

И удивленье тех, кто спит в тепле

И все считает глупою игрой...

Что – альпинизм? Величие горы,

Логичность мысли, сила, гибкость тела

И наслажденье звездной той поры,

Которая венчает дело.

Что – альпинизм? И жизнь и даже смерть.

И вечность там, и лишь одно мгновенье...

И тот блажен, кто может то посметь:

Идти по краю, видеть жизни звенья,

Причудливо они свиты судьбой...

Что – альпинизм?

Всегда борьба с собой!

 

ДОМБАЙСКАЯ "ПЯТЕРКА"

                  Андрюхе Глазунову

                  и Толяну Швецу -

                  моим друзьям по

                  восхождениям

                  и напарникам

                  по связке

                  посвящаю.

 

Летящие камешки не свистят -

Они жужжат, как шмели,

И пусть нас горные боги простят

За то, что мы их кляли:

Они прицельно били по нас,

И холодком по спине

Жужжащий камень

Вспарывал наст

На той Домбайской Стене.

 

Мы получили тогда сполна:

Кто в руку, а кто - в плечо.

Не разгибалась почти спина,

Крупа секла горячо...

 

Но все же видно - Удача нам

Тогда повернулась в фас:

В таком обличье она сильна,

И мы потому средь вас.

 

Так выпьем же, други,

Мы за нее!

И чтоб на другой стене

Жужжащий камень нашел свое

Лишь в груде других камней!

 

 

ЖЕЛАЕМОЕ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

  Влезть в товарный вагон

 И бездомным бродягой

 Укатить далеко,

  Укатить навсегда,

  Над спокойной рекой

  Звякнуть мятою флягой

  И забыть ненароком,

   Что макушка седа...

 

Жить, питаясь мечтами,

Жить, не глядя назад,

Успокоить глаза,

 Восторгаясь цветами.

 

  Рельсы пахнут дорогой,

  Тропы пахнут росой,

   А из тучки убогой

   Дождик сыпет косой.

 

    Можно рельсы потрогать,

    Дождь поймать языком,

    Можно бредить дорогой,

    Но уйти нелегко...

 

ЗИМА В ГОРАХ

 

О, изумруды зимних гор

На синеве-пресиневе,

И лыжно-снежный разговор,

И безмятежность в голове,

 

И воздух от ледышек пьян,

И пихты, будто в сказке-сне,

И сон заснеженных полян

О красной девице-весне...

 

КЛАДБИЩЕ АЛЬПИНИСТОВ

 Вот и кладбище альпинистов -

Их последний вечный приют,

Здесь рябины красной монисто

Создает могильный уют.

 

Здесь в холодных каменных ложах

Изувеченные тела -

Кто постарше, кто помоложе -

Всех судьбина сюда свела.

 

Да, как видно судьба такая -

Не судьба, а просто беда...

Но гора над ними сверкает,

И другие идут туда.

 

И маршруты уходят круто.

Но давно вколоченный крюк

И зацепки на тех маршрутах

Помнят твердость и силу рук.

 

Вас, ушедших, забудут едва ли:

Ваши ставки всегда высоко...

Вы Судьбе игру проиграли,

Но у Вечности взяли очко.

 

 

ДРУГУ- АЛЬПИНИСТУ

 Мы сидим под Горой

И летят облака,

А в долину грохочут обвалы,

И стоят на тропе

Наши два рюкзака,

А тропою обернуты скалы.

 

И кругом – синева,

И на сердце легко,

И вершина уже за плечами,

По тропе - далеко, и причал далеко,

Но зачем торопиться к причалу?

 

Сколько пройдено гор

Да натоптано троп!

Мы с тобою уже стариканы,

Жизнь уходит в закат

И в залысинах лоб,

И на треть заполняем стаканы...

 

Постарели друзья,

Присмирели враги

И давно уже выросли дети,

Но пока на тропе

Ветхие рюкзаки,

То вершин еще много на свете.

 

Мы сидим под Горой

И летят облака,

И, как в юности, светят вершины.

Непривычен покой

И не нужен пока,

Нет еще для покоя причины.

 

 ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ

 

Стена маршрута высока...

Вдали, над морем, облака,

А возле моря - города,

Они уходят в никуда.

 

И кто-то в белом у воды

Не знает никогда беды,

И кто-то в розовом окне

Вдруг улыбается луне.

 

Стена маршрута - как стена:

Крута и в сумерках черна,

И только искорки камней,

Летящих по стене

 ко мне...

 

...Палатка на уступе скал.

Я тот уступ весь день искал,

 

Зато над головой всегда

Знакомая, горит Звезда.

 

А кто-то в белом у воды

Не различает свет Звезды:

Она оттуда далека,

Ее закрыли облака.

 

А кто-то в розовом окне

Вдруг улыбается

Не мне.

 

ПСЫШСКОЕ УЩЕЛЬЕ

 Избушка, горы да закат -

Окна багровое стекло,

Горит свеча: уже едва светло,

Журчит привычно ближний перекат,

Встает вершина белою стеной,

Горит над ней вечерняя звезда.

 

И было так. И будет так всегда.

И навсегда останется со мной

 

            ПЕРЕМЕНЫ

Пора бы все забыть - политику и цены,

И то, что на дворе неясная пора:

Уж столько лет орать и верить в перемены,

Снимать лапшу с ушей под громкое "ура"...

 

Сложилось нынче так, что все друзья на рынке

То пиво, то снарягу продают…

О деньгах разговор, и только на картинке

Друзья плечом к плечу на фоне гор встают.

 

Им веки не поднять: они желают выжить,

Их боле не зовут высокие снега,

Рюкзак и ледоруб... Им нынче доллар ближе,

Их заметает бытом житейская пурга...

 

А я весь этот цирк сменю на цирк ледовый,

Где голоден живот, но на душе легко,

Где в мире чудаков отчаянно бедовых

Глотают мужики пампушки облаков,

 

Где яркие снега и небо голубое,

И пахнет огурцом предсолнечная рань...

Пора идти туда и забирать с собою

Стихи, что не в цене,

                     и смысла жизни грань.

 

Там Божий Промысел глядит в лицо-

Пусть в мире глупых, но не подлецов!

 

 

           ПУТЬ К ВЕРШИНЕ

Скальный нож отрезал кусок

Облачного пирога.

Осыпь шипит змеей.

По камню сырому скользит нога.

В расщелине прячется ночь.

Усталость в теле моем.

 

Палатка на гребне -

               розовый шар -

Светится в темноте.

Выверен

      возле

             каждый шаг

По скользкой скальной плите.

 

Напиться чаю, задуть свечу,

Прижаться к другу спиной -

Какого покоя еще хочу,

Коль эта радость со мной?

 

Хочу еще погоды с утра,

Шершавой теплой скалы,

И видеть с гребня ущелий прах,

И где-то ниже парят орлы.

 

...Скальным зубом уперлась гора

В мягкий бок облачного тельца.

 

 

                        Моим юным друзьям-альпинистам

РЕЧКА КРЫНКА

Речка Крынка –

 Пенная косынка,

Берегов молчанье

 И воды журчанье...

Ты  зимой и летом

Протекаешь где-то

Сквозь дубы и липы

И  ночные всхлипы...

 

Речка Крынка –

Классная картинка:

У костра – ребята,

Вижу и себя там…

Милые беседы –

Мы не домоседы.

 

Речка Крынка –

Вспомнилась старинка:

Скальные маршруты –

Это дважды круто!

Листопад над речкой

И осина – свечкой...

 

Речка Крынка,

Девочка Маринка –

Проживают где-то

То весну, то лето...

Прохожу я мимо,

Ухожу я в зиму:

Пробежали годы,

Будто Крынки воды...

 

 

 

СНЕГА ВЕРШИН

Чисты снега вершин, всегда чисты-

Страницы Фолиантов Божьих судей -

Строкой кладем следы на те Листы,

Единые для каждой Книги судеб.

Порою вкривь и вкось ложатся строки те,

Они растают, их задует ветер,

Но все они стремятся к Высоте,

А это главное на белом свете.

 

И каждый шаг, и каждый трудный след,

Которым человек снега нарушил,

Себя вливает в этот горний свет

И наполняет ним живые души.

 

Чисты снега вершин, Уж так чисты,

Что только там душою прозреваешь.

Как жаль, что этого не знаешь ты

И в стылых сумерках печально проживаешь.

 

 

              СРЫВ

 Ломает ногти сырая стена,

Отбрасывает,

Толкает прочь,

И воля лопается,

Как струна,

И разверзается ночь.

 

Едва ль в полете

Успеет мысль

Падение осознать...

Лишь где-то

В этот ужасный миг

За сердце

Схватится мать.

 

Напарник!

Умей веревку травить,

Держи на каждом крюке!

 

Вершинам - трудные тропы вить,

Нам - идти налегке!

 

 

СУМАСШЕСТВИЕ

Оставлю все - нисколечко не жаль

Привычные дела покинуть,

Из тех краев асфальтовых бежать

За улетевшим журавлиным клином.

 

И ни о чем не стану сожалеть,

И полон мой рюкзак годов прошедших,

А впереди уже немного лет

И вот таких поступков сумасшедших.

 

Все так. Все так. Заманчив мой побег,

Пока в ногах не прячется усталость,

Пока на тыщу бед один ответ,

Пока не очень досаждает старость.

 

Но почему в палаточных краях

В крутых горах над шумною рекою

Мне нет покоя, и душа моя

Полным-полна вселенскою тоскою?

 

  Какая истина ей не дана,

 Чтоб сущность бытия познать до дна?

 

 

      СТАРЫЙ АЛЬПИНИСТ

 Старик выходит утром на крылечко,

А воздух горный чист и недвижим,

Дымок свивает синее колечко,

Рука в морщинах старческих дрожит.

 

Старик глядит на гору голубую,

Она над ним взмывает - так легка!

Он знает к ней тропиночку любую...

И две бороздки влажных на щеках,

В луче косом блеснувши,

                               исчезают.

Воспоминанья окропив слезами

Едва заметными,

Старик потянет дым:

Перед горою

Вечно молодою

Себя он помнит

Тоже молодым.

 

 

ТРИ ТОСТА

Сядем дружно за стол накрытый,

Разольем по кружкам вино:

Если истина в нем зарыта,

То найдем ее все равно.

 

Мы поднимем дружно посуду

За известных женщин троих,

С нами вместе идущих всюду,

В общем, признанных за своих:

 

Первый тост - за самую злую,

Ту, с которой редко живем,

Ту, что часто мы в зад целуем

И Удачей нашей зовем.

 

Тост второй - за ту, что над нами

Неприступна еще вчера,

Что сверкает одежд снегами

И зовется просто - Гора.

 

Третий тост поднимает каждый,

Но не каждому он идет...

Пью за ту, что встретил однажды,

Пью за ту, которая ждет.

 

 

 

ПРОЩАЛЬНАЯ

Уже на дороге скальной

Палаток свернем полотно,

Прошел вечерок отвальный,

Пора уходить давно.

 

Пора задувать метелям,

Кружить две сотни кругов,

И старым кавказским елям

Средь пышных  стоять снегов.

 

И в городах угрюмых

Под шорох бегущих шин

Мы будем порою думать

О свете летних вершин.

 

И мокрой осенней ночью

Без всяких на то причин

Увидим себя воочию

На лучшей из всех вершин,

 

И сон этот будет сладок,

И свет этот будет разлит,

И полотно палаток

Горный бриз шевелит...

 

  ДРУЗЬЯМ

Друзья мои, друзья

Не проходите мимо,

В обычной суете

Не растворяйтесь вдруг,

Хотя бы иногда

Присутствуйте незримо -

Пусть будет неразрывен

Ваш незабвенный круг.

 

Друзья мои, друзья,

Пускай одна работа

Из рук не выпадает

                   из наших

                          ни на час!

Пускай из всех забот

Лишь общая забота

Всегда тревожит нас,

Всегда волнует нас!

 

Друзья мои, друзья,

Придет пора разлуки -

Конечно же придет:

Без этого нельзя...

Пусть буду первым я,

Пусть не пожму вам руки,

Чтоб вас не провожать,

Друзья мои, друзья!

 

 

ГОРЕЧЬ

Я обиды не держу -

У меня на сердце горечь,

На огонь костра гляжу,

А вокруг теснятся горы.

 

Я просил тебя - " Пиши!" -

Позабыла ты об этом,

И мерцают льды вершин

Голубым холодным светом.

 

Я тебя не забывал,

Называл своей любимой -

Между нами перевал,

Он теперь непроходимый.

Нет костра - одна зола:

Зябко потому ночами...

Не держу на сердце зла,

Там полным - полно

                           печали...

 

 

          СПАСАТЕЛЯМ

Не пробьется сквозь облачный фронт вертолет,

Под вершиной туман вперемежку с дождем,

Этот дождь неуемный надоедливо льет –

 Спасработы сегодня. Под вершину идем.

 

  Трудно сердцу на этом нелегком пути,

  И дыханием хриплым измучена грудь,

  Но торопимся: надо быстрее идти –

  Повезет, может - сможем

  уходящих вернуть

 

  Ах, погодка! Не видно в тумане руки,

  И тропа – не тропа, а сплошная  река,

  И сидят в непогоде на горе чудаки

  И почти что дописана их роковая строка...

 

  Но еще не дописаны кое– какие штришки:

  Мы потом зачеркнули на скалах тросами строку,

  Слава Богу, – пустые серебряные мешки

   Не сгодились - достались какому – то рюкзаку.

 

   Позабудем о том, что на время находится в нем,

   Но за кружкой

                       средь праздничных наших забот

   Альпинисты,   спасателей помянем

    Не вернувшихся

                    со  спасработ...

 

 

ПАМЯТИ АЛЬПИНИСТА

 

Когда уносит грохот камнепад

И запах серы дьявольски пахуч –

Быть может альпиниста в некий ад

Тот камнепад срывает с диких круч.

 

Обломки скал похоронить спешат

Отвергнутого навсегда.

Гора стоит - сурова и горда,

А как стремилась к ней его душа!

 

Нет тела, и душа летит –

То над вершиною кружит, легка,

То исчезает где- то в облаках,

И нет преграды на ее пути.

 

,,,Когда поднимешься наверх, старик,

То помолчи и тишину послушай,

И помяни тех альпинистов души,

Что населяют этот горный пик.

 

 

                                   ПАМЯТИ В.Линева

                                   Киевского альпиниста,

                                   инструктора

 

Нас четверо за столом,

Каждый бывал в горах,

Мы пятого помянем

Что ж – настала пора...

 

Был он на скалах ас

И на маршруте – артист!

И просто был парень – класс,

Истинный Альпинист!

 

Нас четверо за столом,

Пятого больше нет:

Там на крутой стене

Смерть провела крылом...

 

Кончилась так игра –

Это не компромисс.

И все же выпьем на бис

За нашу любовь к горам!

 

* * *

 

Обветрились губы и щеки сгорели,

И голос охрип на ветру,

Но гор удивительные акварели

Пленили меня поутру.

 

Несчетны ступени на склонах ледовых,

И ветер неистов и зол,

Но слышится мне в пересвистах бедовых

Влекущий настойчиво зов...

 

Тропою крутою протопают годы,

Но самою синей из зорь

Я снова услышу: зовут меня горы, -

Не утихающий зов.

 

И если нечаянно сердце откажет,

В глазах отразятся тогда

Снега голубые – скал серых плюмажи

И стены натечного льда.

 

КОНЕЦ СЕЗОНА

 До свидания, товарищи участники,

Смена кончилась – разъехаться пора,

На равнине непременно будьте счастливы,

Как бывали раньше счастливы в горах.

 

До свидания, друзья мои хорошие,

Уезжаем из своих прекрасных гор.

Упадет звезда слезой непрошеной,

Оборвется тихий разговор.

 

До свидания, товарищи участники,

Возвратясь в домашний свой уют,

Не забудьте: были вы причастными

К этим песням, что в горах поют.

 

До свидания, друзья мои надежные,

Мы не скоро встретимся, пока!

Наши тропы трудные и сложные

Надолго затянут облака.

 

ВЕЧНОСТЬ

Уносит каждый миг река

Частицу ледника.

Невозмутим суровый лик –

Неиссякаем тот ледник.

 

Но жизнь его, что волосок:

Века – и вместо гор песок,

И вместо леса и реки

Все те же голые пески.

 

И нет альпийской красоты,

И средь песчинок где– то ты.

 

*  *  *

 Ты состаришься, поседеешь,

Соберешь у глаз

Белые лучики морщинок

(Высокие снега зажгли их),

Отяжелеют веки,

Но взгляд останется таким же

Пронзительно ярким,

Вобравшим в себя

Серебряные льды вершин

И глубину бездонного неба.

 

Ты, может быть, умрешь,

Но радостно сияющие глаза

Будут все время смотреть

С фотографии

на фоне гор.

 

ФОТОГРАФИЯ

Аэродром и гор гряда,

И летний дождик на бетоне –

Передо мною на картоне,

Я памятью лечу туда.

 

Дышу там запахом полыни,

Топчу подмокшую траву…

Там гор изломанные линии

Перечеркнули синеву.

 

Иду там по степной дороге,

В руке - ненужное пальто,

Вон  гор влекущие  отроги,

А больше и не ждет  никто.

 

А разве очень кто-то  нужен

В круговращенье дел и встреч?

Гостиница, нехитрый ужин,

Гортанная чужая речь…

 

Потом реки безумной воды,

Высокие снега вершин –

Тот радостный глоток свободы,

Который проглотить спешим:

 

Он короток, неповторим

Как жизнь, как перелив зари…

 

***

Вершины гор туманны и черны

И в ложах облачных покоятся они,

Застывшие в одеждах вечных льдов –

Пристанище ветров и холодов.

 

Они веками смотрят свысока

На нас, людей, чья теплая рука

Зацепку ищет средь холодных скал –

Да, нам  не страшен каменный оскал,

 

Пусть мы для них – какой-то странный миг,

Досадный нарушитель тишины:

Их вековые медленные сны

Нам не понять – они горам даны.

 

Но счастлив тот, кто проникает к ним

Стремлением неведомым гоним,

Кто оставляет невесомый след,

Сокрытый в пробеганьи лет,

Кто борется,  и кто проходит путь,

И счастлив там, среди вершин, шагнуть.

 

НОЧЬ В ЛЕСУ

Огонь, как платок из шелка,

Струится нитью сквозь пяльцы,

Коряг костлявые пальцы.

Его шевелит ветер,

Срывает его, уносит,

Но пальцы коряжьи хватают,

И снова огонь трепещет.

 

Две кружки – вино и чай.

Одна из них стынет,

Другая… Да, вдохновляет!

 

Нож воткнут в пень.

 

Палатка дрожит от бликов.

 

Рассыпаны волосы леса

По шрамам оврагов темных,

Луна их расчешет гребнем,

А ветер снова лохматит,

И снова гребень блестящий

Порядок наводит в чащах

И в облаках летящих.

 

Остывший чай вылит.

Вино растеклось по жилам,

Даруя покой и негу.

 

В небе глаза звезд

Сквозь облака -  ресницы,

Во взгляде их - вечность.

 

Крик шакала.

 

Человек вздрагивает.

 

***

Вот синонимы – осень и грусть…

Листья падают, в их мелькании

Забывается что-то пусть,

Превращается сердце в камень…

Будто старый друг, походя,

Обронил не лучшее слово,

А из мороси нудной дождя

Только слякоть снова и снова.

Что ж, прекрасное – это сон.

Вон снега наяву кружатся…

То ли вздох подавив, то ли стон,

Мы за жизнь продолжаем держаться.

 

ТРОПЫ НАС ПОМНЯТ

 Мы остаемся в памяти троп

Пройденных нами где-то, когда-то

Даже когда заколотят нас в гроб

И позабудут рождения дату.

 

Этими тропами шли мы, скользя,

Падая, матерясь от натуги…

Время пройдет – позабудут друзья,

Высохнут слезы – забудут подруги:

 

Время летит. Мы изрядно прошли,

Тропам доверясь в жизни бродячей,

Жесткие куртки кострами прожгли,

Бредя дорогой и даже удачей.

 

Время пройдет – облысеет лоб,

Сердце откажет на трудном подъеме…

Горы стоят в голубом окоеме

С нитками нами протоптанных троп!

 

 

АЛЬПИНИЗМ

 А в горах туман будто сон

И ледник лежит – белый слон,

И в глазах коричневых скал

По ветрам застыла тоска.

Белой нитью внизу река…

Вот зацепку ищет рука

И скользит по влажной скале,

И вершина в туманной мгле,

А в отчаянной тишине

Только камня стук по стене,

Только шорох слегка чудной -

То веревка ползет за мной:

За уступом страхует друг.

 

…Мир вокруг чуть-чуть неземной,

На вершине ветер упруг,

Прижимает нас к облакам,

Образ крыльев дает рукам

И зовет лететь далеко,

А на сердце легко, легко!

 

Снова в горы: наверх пора,

Наша радость там и беда –

Оставляем сердце в горах.

Остаемся там навсегда.

 

ПРО УТЕС И ТУЧУ

«Как нам друг друга понимать?» -

Утес спросила туча

И стала камень обнимать,

И улеглась на круче.

Разнежилась среди камней,

Ей будто места мало…

И что-то изменилось в ней:

Исчезла. Вдруг пропала.

 

Остался некий влажный след

На стылом мокром камне.

Но утром, только солнца свет

Скользнул в небесной ткани,

В горах загрохотал обвал:

Упала часть утеса.

 

Выходит, каждый понимал

Простую суть вопроса.

 

А как же мы? Мы  ж не мертвы,

Не камни. Мы  умеем

Порой признать, что неправы,

Мы от проблем умнеем,

Как облако порой летим,

Творим, и мысль упруга!

 

Но как же часто не хотим

Мы понимать друг друга.

 

КРОКИ

На столе потрепанные кроки,

Каждый штрих на них знаком и дорог.

Глянешь - и воспоминаний ворох

Как всегда нахлынет ненароком.

 

И тропинка глянцевой травою

Снова позовет к снегам высоким.

Будет день напоен жизни соком,

А вершины – неба синевою!

 

СНИМИТЕ ШЛЯПУ!

Снимите шляпу пред судьбой бродяги:

Гонимый ветром лист – его удел,

Он отхлебнет сырой воды из фляги

И растворится средь неспешных дел.

 

Снега падут – следы пургой задует,

Снега растают – утекут следы.

И ними ночь таинственно колдует,

А день отводит как-то от беды.

 

Снимите шляпу  пред судьбой бродяги:

За ней встают миры и города,

И, в сущности, она всегда

Пример познания, пример отваги.

 

ГОРЫ

Горы суровы, но солнце их ласково гладит,

Теплой рукою лавины шальные срывая –

Белые змеи ползут безудержно по скалам,

Мерзко шипят и грохочут, бросаясь с уступов –

Горе тому, кто у них на пути был неловок!

 

Горы суровы, но солнце снега их растопит,

Застынут лавины в холодных и мрачных теснинах

И синей косынкою небо повяжет вершины,

И красное лето над ними погоду развесит.

 

НЕПОГОДА В ГОРАХ

«Василек, Василек, отвечай!»-

Над горою дождит и грохочет…

Стынет в кружке нетронутый чай,

За окном безразличие ночи,

 

И гора затерялась в ночи,

И еще далеко до рассвета…

Василек почему-то молчит,

Нервно курит начспас сигарету.

 

Вызывает охрипший радист –

Нет из ночи ненастной ответа.

«Василек, Василек, отзовись!

Василек, как ты, что ты? И где ты?»

 

Ветер ночи неистов, упруг

Треплет где-то на склоне палатки…

Сквозь ненастье доносится вдруг:

«Не волнуйтесь, друзья, все в порядке!»

 

КОСТЕР

Дул ветер, раздувал костер

И был огонь костра безумно ярок,

И ветер тот был для огня подарок,

Чтоб искрами взрывать простор.

Как искры улетали прочь

И превращались в звезды ненароком!

И ощущал костер себя пророком,

Небрежно просвещая ночь,

Что искры эти посреди ночи

От неких тайн заветные ключи…

Ах, сказки эти! Но костер погас

И даже угли до конца истлели.

И утро новое, и новых птичек трели –

Неуловим уже прошедший час.

 

Прими же все как есть и не ропщи,

Что не тебе доверены ключи.

 

ИТОГ

Все потихонечку уходит –

Застолья, споры и любовь:

На неприметном пароходе

Я оставляю тот прибой.

За горизонтом близким таю,

Крепчают ветер и волна,

Но далеко пока до дна –

По крайней мере, так считаю.

И явно изменилось все-

Привычки, взгляды. Даже виды

На радости и на обиды,

На шаг, что раньше был весом.

И все теперь как облака,

Что мачту достают слегка.

 

И только детская рука

Еще зовет издалека,

И, колокольчиком звеня,

Зов хочет удержать меня